ФЭНДОМ


Глава 1 Часть первая

— Ты слишком далеко ставишь ногу, Эль.

Эль — один из моих подчиненных — и я бы проводили спарринг на тренировочной площадке. Ее высокие стены делали ее похожей на арену.

Моя алебарда парировала выпады Эля. При каждом выпаде он слишком далеко уходил вперед.

Я направила свою алебарду вниз, целясь в правую ногу Эля. Разумеется, контролируя свою силу. За мгновение, до того, как алебарда настигла его, Эль быстро отдернул ногу. Должно быть он решил, что не успеет отразить удар своим копьем. Это был лучший вариант. Но… этого я и ожидала.

Внезапная подножка выбила его из равновесия. То, что он открылся для удара, стало его ошибкой. Я перехватила алебарду обратным хватом и приставила ее торцом к его незащищенному горлу, остановив ее в миллиметрах.

«…Я-я сдаюсь…», — произнес Эль опустив копье. У него была отдышка.

— Ты когда-нибудь избавишься от этой дурной привычки?

Сражаясь с копьем, то, как ты ставишь свои ноги — жизненно важно. Хорошо, если твой шаг тверд, но ты не должен позволить ему быть слишком широким. Это создаст слишком большой зазор и тебя повалят с ног. Главное — всегда перемещать свой вес и силу во время удара плавно и быстро.

— Я стараюсь, но стоит мне сосредоточится на этом… все кончается тем, что я делаю так, прежде чем осознаю.

Я уверена, Эль знал об этом не хуже меня, но ведь вредные привычки не исчезают от того, что вы о них знаете. Он мог подавлять эту привычку и двигаться как надо, когда у него была возможность обращать на это внимание. Такой уж он человек.

Конечно же в спарринге со мной или во время реального боя у него не будет такой возможности.

— Похоже, что тебе просто придется заставить твое тело приспособиться.

Это было очевидно. Он должен повторять правильные движения до тех пор, пока его тело не станет повторять эти движения автоматически.

«Думаю все к этому и идет…», — ответил Эль. Он выглядел вымотанным. Должно быть к нему пришло горькое осознание того, что если ты знаешь какой-нибудь трюк, то это не значит, что ты быстро овладеешь им.

— Ты просто должен делать это; И я тоже.

«А сейчас, остановимся на этом… и пойдем за выпивкой! Естественно я угощаю», -объявила я, воткнув свою алебарду в землю и оперевшись на нее.

Дело было не в том, что тренировка затянулось, просто, как правило, она продолжалась пока Эль не останавливался.

«Большое спасибо за предложение, Мерсе… Но прошу, просто дайте мне… передохнуть…», — ответил Эль. Он подошел к стене тренировочной площадки и сел, прислонившись к нему.

Он стал крепче с того времени, когда был новобранцем… но, ему все еще есть куда совершенствоваться. Все же, последнее показывает, что в нем больше мужества, чем у остальных.  — Думаю у меня нет выбора… Пойду переоденусь первой и подожду тебя.

Сегодня он хорошо потрудился; Он заслужил небольшой перерыв. К тому же, он всегда ворчит о переодевании перед ним. Я говорила ему, чтобы тот не беспокоился об этом — я говорила ему не обращаться со мной, как с женщиной — но кажется он просто ничего не может с этим поделать.

Я ушла, оставив Эля, сидящего на земле позади меня.

___________________

-Ну, твое здоровье.

Мы очутились в уже знакомом нам баре. Это место, где обычно собираются выпить мужчины после работы. Я подметила парочку личностей, похожих на наемников и искателей приключений, так что мы, пришедшие с тренировки, не особо выделялись в этой компании. Здесь было немного шумно, но от этого я лишь чувствовала себя как дома. Так же, меня радовало то, что женщин среди клиентов практически не было.

На стойке передо мной было немного закуски и кружка эля. Под шум и суету, позади меня, я взяла кружку и немного приподняла ее.

«И твое», — спокойно ответил Эль, поднося кружку к губам. Он выглядел оживленным, относительно того, как он был вымотан на тренировочной площадке. Должно быть, это следствие его режима дня.

— Я угощаю, так что не стесняйся.

Эль лениво потягивал выпивку, временами закусывая. Он всегда так пил, и я знала это, но не могла не подталкивать.

«Ты всегда так говоришь, Мерсе… Пожалуйста, постарайся не перебрать. Ведь это мне придется вас тащить на себе», — ответил Эль с усмешкой. Он не задумывался о том, что говорил; таким уж он был парнем.

— Действительно, я всегда напиваюсь и тебе приходится тащить меня, и конечно же ты заботишься обо мне, когда мне становиться действительно плохо… Но я всегда угощаю тебя, так что мы квиты, верно?

«Это я тренирую тебя и оплачиваю твою выпивку; не тебе жаловаться. И конечно… пить с тобой лучше, чем пить в одиночку.»

— Ха-ха… Вы так сказали, что я теперь думаю, что у меня нет права жаловаться.

— Парень… Выпивка после тренировки это просто нечто.

Я опрокинула содержимое кружки себе в рот.

Сильный запах, приятный вкус солода, и горьковатый привкус грюйта (сорт пива на травяной основе). Мне всегда было мало, стоило мне вкусить его. Я чувствовала его (пива) запах, пока смачивала горло элем. Когда я опустила кружку, она была наполовину пустой.

— Ха-ха… Как всегда залпом.

Улыбнулся Эль.

«Я рада, что тебе нравится; Если ты пьешь, то ты должен получать от этого удовольствие.»

Внезапно я почувствовала на себе взгляд с противоположного от Эля сиденья. Когда я повернулась, то я увидела женщину, сидящую немного поодаль. Похоже она пялилась на мою глазную повязку. Она отвела взгляд, стоило нашим глазам встретится.

«…Честно говоря, это немного невежливо», — подумала я и снова повернулась к моей кружке. Вот и все.

Раньше меня это действительно напрягало. Меня волновали все эти взгляды, которые я не выдерживала. Сейчас они не имеют значения; Я чувствовала себя вполне комфортно, даже когда кто-то пялился на мою глазную повязку.

Я вспомнила события одного из дней.

_________________________

Мы вдвоем, как обычно, остались на плацу. Спарринг был в самом разгаре.

— Нгх… Это был хороший о~

Эль провел мощную атаку. Он присел и его центр тяжести был устойчив. Это был образцовый удар.

Я наклонила голову и он прошел на волосок от меня. Потом, когда я начала расхваливать его атаку, моя повязка слетела.

Нет, он не разрезал ее своей атакой; Я просто не заметила, что она стала слишком свободной. Она соскользнула, когда я уклонялась от удара. Впрочем, не важно.

Полу-рефлекторно, я подняла руку, чтобы прикрыть мой изувеченный глаз. Это был след от той женщины — символ моего ненавистного прошлого. Как я могла не бояться показать его?

— … Мерсе?

Эль замер, потом подошел и посмотрел мне в глаз. Выражение его лица говорило о том, что он был искренне беспокоился за меня.

«…Я-я в порядке», — глухо ответила. У меня было чувство, что глядя в его глаза, я смогла немного восстановить свое самообладание. Потом его лицо пропало из моего поля зрения.

— …Вот.

Эль наклонился, поднял повязку и отдал мне. Это было естественно; ничего неловкого в этом не было. Он не пялился на мою скрытую рану и не отводил глаз. Он не выказывал отвращения и не подглядывал.

— Спасибо… Прости, что ты увидел нечто настолько уродливое.

Я отвернулась в сторону и быстро надела повязку на глаз.

Мой отвратительный, изувеченный глаз не мог быть для Эль приятным зрелищем. Мысли были переполнены нечто похожим на тревогу.

— Не за что.

Он выглядел доброжелательно. Его выражение лица казалось смело мои заботы. Это заставило меня поверить его словам.

— Я вижу… Не возражаешь, если я кое-что тебе скажу? Это не займет много времени.

В конце концов я хотела довериться ему. Немного. Я знала, что-то, что я скажу лишь обеспокоит его. Я знала, что должна была молчать. Но я не могла не высказаться.

Я была уверена, что Эль выслушает. Я сблизилась с ним больше, чем с кем-либо еще, я доверяла ему больше, чем кому-либо другому. Вот почему я хотела, чтобы он знал о моем прошлом. Возможно, это было что-то вроде эмоциональной зависимости.

«Смелее. Иногда после того как выскажешься становиться легче», — ответил Эль. По его взгляду было видно, что он говорил искренне.

Я была уверена, что он беспокоился обо мне, как человек, а не как один из моих подчиненных. В итоге, я поверила, что он примет мою слабость.

— Когда я была ребенком, моя мать жестоко обращалась со мной. Мой отец делал вид, что не замечал.

Темное прошлое, о котором я никому не говорила.

Я чувствовала, что я стала меньше контролировать себя. Может быть это было потому, что я была с Элем. В любом случае, пока я рассказывала о своем прошлом, я чувствовала, что вот-вот заплачу.

Если бы я заплакала, то я бы несомненно выглядела бы женственной. Я не могла никому — даже Элю — позволить увидеть меня такой.

— Все кончилось тем… что она оставила мне эту рану, и покинула нас с другим мужчиной. Мой отец был хорошим человеком, но после этого, тревоги подкосили его, и…

Я замялась, но стоило мне вновь начать говорить, как стало сложно остановиться. Меня будто прорвало. Я хотела, чтобы Эль знал мое прошлое. Я хотела сбросить камень с души, рассказав ему.

В конце концов, я закончила тем, что вкратце описала ему то, что случилось со мной. Я не вдавалась в подробности из-за боязни расплакаться. Я даже не смогла себя заставить сказать, что это было тяжело или, что это было больно.

-…Извини, что побеспокоила тебя этой печальной историей.

«Вам стало лучше?», — Эль, молча слушавший до сего момента, спросил в тот момент, когда я попыталось закончить свои воспоминания, прежде чем я ляпну больше. Это звучало так, что он неявно спросил о том, сказала ли я все, что хотела. Я уверена, что он действительно хотел сделать, что мог. Он действительно был добр.

-…Да.

Хоть и многое оказалось недосказанным, благодаря Элю, мне стало легче. И этого было достаточно. Было бы неправильно заставлять его беспокоится больше, чем есть.

— Что ж, я рад.

— Это не может быть чем-то приятным… но, насколько я понимаю, ты такой какой есть. Так что… прошу, не замыкайся в себе. Не пытайся держать все в себе. Я не такой сильный, как ты, Мерсе, но… если вам нужно с кем-то поговорить, я, по крайней мере, могу выслушать. Эль смотрел на меня добрым, решительным взглядом.

Я была тем, кем была… Это было банально, но взгляд Эля, и его выражение лица, говорили о том, что он был искренен.

— Я думаю… ты прав. Мне лучше. Спасибо, Эль.

Я была уверена, что Эль не возражал против моего прошлого. Это не значит, что он не станет волноваться об этом; он разделит мою боль, почти как это случилось с ним.

И он говорил мне, что для меня будет лучше, если я буду больше полагаться на него. Хоть на этот раз меня и прорвало немного, но когда мне станет действительно плохо, Эль будет там. От этого мне стало намного лучше, чем от самого рассказа о своем прошлом. Прежде чем я поняла это, Эль стал моей эмоциональной опорой.

Глава 1 Часть вторая

«… Думаю, это благодаря Элю я могу оставаться столь спокойной.»

— Что-то не так, Мерсе?

Голос Эля отвлек меня от своих воспоминаний. Он беспокоился. Должно быть я выглядела ошарашенной.

— Хм…? О, ничего.

Я осознала, что меня бросило в жар и мое сердце забилось чуть быстрее, чем обычно.

«Уже гудит… Хорошо.»

Тем не менее, он был… Как я должна воспринимать это? Доброта? Мягкосердечность? Я к тому, что заставляет его беспокоиться о каждой мелочи…

«Надеюсь…», — ответил Эль — «Тем не менее, сегодня я действительно утомился. Это подбавило мне аппетита. И еда, и выпивка прекрасны на вкус… Как говориться, голод — лучшая приправа.»

Он не выглядел уставшим. Обеспокоенность ушла с его лица, но эля в кружке едва убавилось.

— Хоть ты так говоришь так, но ты едва выпил. Я говорила тебе не сдерживаться. Давай же; допивай.

«Моя задача помочь вам вернуться домой. А как я смогу это сделать валяясь под столом?», — засмеялся Эль и хлопнул меня по плечу.

Выражение его лица как бы говорило: « Вы можете положиться на меня».

«Ты прав, Эль», — рассмеялась я и опрокинула мою кружку.

Думаю это означает, что сегодня я могу напиться в стельку. Снова. Я сомневаюсь, что боги накажут меня за то, что я опираюсь на моего доброго подчиненного.

_____________________

— Давай же, Эль… «Здравствуй другой…».

Я навалилась на Эля сзади.

«…Мерсе… Вы перебрали», — упрекнул он меня.

— Что? Я могу идти… Ик.

«Я не перебрала. Я даже не пьяна…»

«Я допила оставшийся эль одним большим глотком.»

Мое тело было разгоряченным. Я хотела пить. Я хотела перекусить. Мой аппетит был безграничен. Ох, это было великолепно.

«А…? Не осталось ни закусок, ни выпивки…? Лучше заказать еще…»

— Вы можете продолжать идти…? Еще немного и все могло закончиться проблемами. Вы можете стоять?

Эль повернулся отталкивая меня от себя. Он был довольно сильным; Мои тренировки не прошли даром.

— Конечно я могу…?

Теперь, когда я больше не могла опереться на Эля, я держалась только на своих ногах… Пока они не подкосились.

«Ах… Не хорошо…»

— Видишь? Ты шатаешься. Давайте по домам. Я помогу тебе вернуться домой. Вот, обопрись на мое плечо.

Эль помог мне встать, придерживая меня за спину. Рука Эля обняла меня. Он нежно глядел на меня.

— Что…? Думаю у меня нет выбора… Давай, пора за работу…

«Я все еще не наелась… А еще я могла бы пойти с ним…»

Вот как подействовал на меня его взгляд. Не знаю почему. Я положила руку на плечи Эля и оперлась на него.

— Хорошо… Давай, пойдем.

Опираясь на Эля я медленно поволокла свои ноги к выходу из бара. У меня немного кружилась голова, но от этого мне не было плохо.

Прохладный ветерок подул через раскрывшуюся дверь. Это было приятно.

— Я уже почти волочу тебя, так что пожалуйста залезай мне на спину и я просто понесу тебя.

После того, как мы покинули бар, Эль развернулся ко мне спиной. ОН позволил мне навалиться на него, а затем медленно присел. Я приняла его предложение, обернув свои руки вокруг его шеи и присев. Его тонкие, но хорошо сложенны руки обхватили мои бедра.

— Хорошо… Продолжим наш путь…

Я наклонилась чуть вперед, так, чтобы нагрузка на спину Эля была меньше.

— Вот так… Держись крепко, хорошо?

Когда он сказал это, я почувствовала, что меня подняли. Я была ни разу не легкой, но он твердо держал меня. Это внушало доверие.

— Да… Я держусь… Ммм…

Я крепко прижалась к Элю, как и сказала. Его спина была теплой и это делало ее удобной. Я поняла что раскраснелась и мое сердцебиение участилось.

«Может быть я переусердствовала…»

Мой разум вдруг начал мутнеть. Я устало зевнула.

— Ну тогда мы можем отправляться?

Картинку (имеется ввиду взгляд от 1-го лица) начало качать вверх-вниз. Ночной ветерок дул мимо меня, но мне было тепло.

Я почувствовала странную смесь радости, спокойствия и чувства безопасности. Это было приятно и в добавление к теплоте и ритмичному покачиванию убаюкивало меня.

Мои глаза закрылись, мое тело отяжелело, а я погрузилась в дрему.

______________________

— Вот так…?

Это произошло на следующий день. Эль и я снова остались на тренировочной площадке допоздна.

— Да, но твое древко снова обрубят.

Я снова проверяла стойку Эля и указала на его ошибку. Все вышло почти идеально — я не зря тратила столько времени на его тренировки — но все же было сложно искоренить все эти плохие привычки. В случае с Элем, это была склонность в своей стойке перемещать свой центр тяжести немного левее. Это мешает ему полностью использовать свои силы.

«Это просто привычка… но ее искоренение потребует массу времени».

— Да, мэм.

Он осознанно сменил свою позицию. Тем не менее он переусердствовал; теперь он слегка наклонялся вправо. В результате, его ноги стали слишком близко друг к другу, и его стойка приобрела множество других мелких недостатков.

— Ммм… Вот так…? Нет, так?

Я решила, что словами проблему не исправить, схватила Эля за руки, из-за его спины, и расставила ноги подальше от друг друга. Я терпеливо и внимательно исправляла недостатки его стойки.

Мы закончили тем, что я опять прижалась грудью к спине Эля. Как я и помнила, его спина была теплой.

«Если подумать, прошлой ночью он нес меня на спине…»

Я была совершенно уверена, что он просто донес меня до дверей моей комнаты. Я была почти уверена, что мне удалось ввалиться в комнату и перебраться на мою кровать… Но полагаю, он мог внести меня внутрь и положить на кровать…

«О чем я думаю? Я должна исправлять его стойку…»

Как только я осознала, что мой разум возвращался во вчерашнюю ночь, я вновь сфокусировалась на тренировке. Я ясно могла разобрать свое сердцебиение. Должно быть это из-за недавних тяжелых нагрузок.

«…Это должно помочь.»

— Хорошо, попробуй сделать выпад.

Когда я закончила исправлять его стойку, то отошла от него.

Эль сделал выпад. И насколько я, его инструктор, могла видеть, его копье прошло совершенно прямо. Я могу сказать это по резкому звуку рассекающегося воздуха.

— Вот так. Ты сделал это! Теперь просто запомни.

— Да, мэм.

Учитель всегда счастлив, когда ее ученик делает все правильно. Я не смогла удержаться от улыбки, похлопывая Эля по плечу.

— Хорошо, дальше…

Я должна вбить это в него, прежде чем он забудет это.

Но именно в этот момент по тренировочной площадке раздался крик.

— Послание! Послание для инструктора Мерсе! Враг атакует! Монстры вторглись в Ласкетию!

Солдат, назвавшийся посыльным, подбежал, крича во все горло. Его вид убедил меня в срочности.

— Что?! Что происходит снаружи?!

Я не могла скрыть своего удивления. Это было совершенно неожиданно. Никаких донесений о том, что к нам движется армия повелительницы демонов не поступало. И все происходит ночью. События разворачиваются слишком быстро.

Я была полна вопросов: Где они прорвались? Сколько их было? Сколько времени прошло с тех пор?

— Множество монстров объявилось в городе. Повсюду царит хаос. Войска пошли на перехват, но… они одерживают верх. К нам также поступила информация о том, что могущественный монстр движется к королевскому дворцу. Времени мешкать нет.

Голос посыльного был мрачным и тяжелым. Он в любой момент был готов впасть в отчаяние. Это добавило убедительности его словам. Настолько плоха была ситуация снаружи.

Они собирают лучших из нас. Это было настолько расстраивающим, что я не могла выдержать это.

-… Мерсе.

Эль, стоящий подле меня, наградил меня многозначительным взглядом. Он тоже услышал послание. Он крепко сжал копье и он был полон решимости.

— Я знаю. Пойдем.

Как бы я это ни сделала, я должна выйти наружу и взять ситуацию в свои руки. Я схватила свою алебарду и побежала прочь с тренировочной площадки.

____________________________

— Похоже, что они не добрались сюда, по крайней мере…

Первое, что я увидела, покинув полигон, как солдаты эвакуируют горожан. Насколько я могла видеть, монстров в округе не было. Это лишний раз показывало, как быстро бежал посыльный.

— Я направляюсь во дворец. За мной.

В этом месте (она не пр дворец) монстров не будет еще некоторое время. Оно не имела стратегически важного значения. Я должна быстрее попасть во дворец — куда по видимому направлялся могущественный военачальник монстров — вместо того, чтобы остаться защищать это место.

Высокопоставленные монстры обладают огромной силой. У обычных солдат нет шансов против них. Включая Эля конечно. Герой, как я, должен справиться с ними.

Если королевская семья попадет в руки монстров, то уже ничего не удержит страну от развала. Даже если нам удастся изгнать монстров, это будет означать поражение. Нация без лидера, не долго будет оставаться нацией. И что если даже наследники будут утрачены, кто мог бы стать королем?

Вот почему я должна добраться до замка как можно быстрее. У меня не было времени защищать людей, спасающихся бегством. У меня не было выбора, кроме как доверить их основным войскам.

Средний монстр не составит мне угрозы. Даже если они окружат меня, они лишь потянут время. На поле боя, каждая минута, каждая секунда могла оказаться фатальной.

Вот почему я взяла с собой Эля. Чтобы кто-то прикрывал мою спину, чтобы я могла сосредоточиться на врагах впереди и намного облегчить бой.

Как и следовало ожидать от моего спарринг партнера, он был самым опытным из моих людей. А еще он был мужественен и вынослив. Мы знали возможности друг друга. И самое главное, он был тем, кому я доверяла. Если бы меня спросили, кто был ближе всех ко мне, первый, кто бы пришел мне на ум был бы Эль. Пускай Эль и не мог сравниться со мной, когда речь заходит о силе в бою, но только ему я предпочту дать прикрывать мне спину.

Плюс, если бы случилось худшее, я была бы рядом с ним, чтобы спасти его.

— Понял, Мерсе.

Эль и я побежали вверх по дороге к замку. Топот его ног позади меня обнадеживал.

_______________________

— Дерьмо… Просто глянь на них…!

Мы пересекаем темную улицу на нашем пути к замку. Она уже попала в руки монстров. В темноте монстры и солдаты совокуплялись посреди улицы. И их было не одна-две парочки. Броня, одежда, и копья беспорядочно раскиданы у меня под ногами. Солдаты потеряли волю к борьбе и стонали на милость монстрам.

Когда мы уже пробежали, я смогла расслышать монструозные — женские — уговаривающие, ласковые, почти охрипшие голоса. Ничто не может быть более неприятным.

Когда я осмотрелась, я увидела, что они нападали не только на солдат. Они охотились и за беззащитными гражданскими. Мужчин насиловали. Женщин обращали в монстров. После этого, они (она про обращенных) набрасывались на людей. Как звери.

Никто не пытался бежать. Это означало, что все в этой области отдались в лапы монстров.

После того, как человек становиться монстров, невозможно повернуть процесс вспять. Для них все уже было кончено. Солдаты, очарованные монстрами, будут защищать их. Для них тоже все было кончено. Даже если среди этих солдат тут остался кто-то, чей разум бы был незамутнен, то у меня не было времени спасать лично его. Я должна бросить их. В противном случае уже для страны будет все кончено.

Вот что я твердила себе, мчась по улице.

Я не могла спасти их. У меня не было времени спасать их. Чувство собственного бессилия терзало меня.

Позади меня, Эль опустил взгляд к земле.

_____________________________________________

Мы промчались через ворота замка и безлюдный сад. Он был темен и тих. Облака затмили луну, не давая лунному свету просочиться.

Мы не столкнулись ни с одним монстром по пути сюда. Никто из них не обращал на нас внимания; все они полностью отдались своим непристойным инстинктам.

Одно только воспоминание об этом вызвало нездоровое ощущение в желудке.

Воздух был плотнее и тяжелее. Казалось, что он обвивался вокруг меня. Я чувствовала — пусть и не понимала этого — плотную ауру, ощущала будто что-то давит на меня. Мое тело почувствовало изменение и замерло, прежде чем я приняла какое-либо решение. Гонец рассказывал мне о могущественном монстре — быть может, что даже командующий этим вторжением шел к нам.

«…Так она делает ставку на внешний вид.»

Я вы достала свою алебарду и приготовилась к бою. Стоило мне это проделать, как она появилась из глубокой тьмы.

— Приятно познакомиться с вами, леди герой.

Белоснежные волосы, которые казалось светились в темноте. Завораживающая, почти прозрачная кожа с рунами, нарисованными на ней. Заостренные уши. Красные глаза. Большая грудь. Красивый изгиб талии. Округлые бедра. Длинные, тонкие ноги. Тело суккубы передо мной было воплощением самой женственности. Оно было развратным, невероятно красиво, и зловещим.

Она была одета в черное, как смоль, бондажную одежду с красной отделкой и украшена красными глазами. Это лишь усиливало зловещее впечатление. Суккуб одиноко — у нее не было свиты — и элегантно зависло в воздухе передо мной размахивая крыльями.

-…Ты главная?

Даже просто стоя перед ней, я чувствовала подавляющую силу ее манны. Физически она была сильнее любого героя Ласкетии. А когда дело доходит до монстров, что сильнее…

— Да. Я Друэлла… дочь Повелительницы.

Дочь Повелительницы… Лилим. Сильнейшие из суккубов. Поговаривают, что одного только их вида достаточно, чтобы мужчины охотно отдались им.

Я нарываюсь на неслабую оплеуху, но это не значит, что я могу позволить себе проиграть.

— … Эль, беги.

Глава 2 Часть первая

На мгновение я посмотрела на Эля. Он был сосредоточен на противнике перед нами; копье в руке. Или, что вернее, он был парализован, стоило ему увидеть ее. Его стойка была ужасна, тело было напряжено, и голый страх страх читался на его лице, но все же в его глазах все еще была воля к борьбе. Обычный человек был бы тут же очарован, но кажется ему удалось выстоять. Однако это не меняло того факта, что он был практически беззащитен. Я должна как можно быстрее убрать его отсюда.

«Дерьмо! Я облажалась. С тем же успехом, я могла бы взять его с собой просто для того, чтобы замедлить меня. Почему я не просчитала такой вариант развития событий…?»

«Я должна была прийти одна. Это была одна из тех ошибок, что я обычно не совершаю. Почему же сейчас…?»

Самобичевание не поможет.

— Хи-хи… Неужели ты думаешь, что я ему позволю убежать?

Как только я сказала ему бежать, лилим щелкнула пальцами. Я почувствовала ее ману позади меня, там, где стоял Эль.

— Эль?!

К тому моменту, когда я обернулась, магический круг уже светился под ногами Эля. Он был заперт внутри красноватого барьера.

— Ах ты сволочь!

Понимая, что оборачиваясь назад, я оставалась полностью беззащитной, я повернулась обратно к лилим. Если бы она воспользовалась этим моментом, то я бы проиграла. Я открыла свою спину — пусть и всего на мгновение — чтобы враг знал, что я достаточно сильна, чтобы позволить себе это. Это знание (она про положение Эля) заставляло меня содрогнуться и проклинать.

«У моего врага заложник. Хуже уже просто быть не может.»

Могу ли я бросить его? Отказаться от Эля? Нет, не могу. Эль был моим учеником, мой подчиненный, мой собутыльник, мой друг и мой товарищ по оружию. Я была ближе всего к нему, сидеть с ним было приятнее, и просто быть с ним было приятнее, чем с кем-нибудь другим в Ласкетии. Он был незаменим.

Я была единственной, кто мог бы остановить лилим. Я знала, что я не могу себе позволить проиграть. Конечно же я так же знала, что чувствам нет места на поле боя.

Я все еще не могла заставить себя отказаться от Эля. Я не хотела. Меня не волновало, если это было недостойно героя, или эгоистично, или самонадеянно.

Однако, даже если я и не откажусь от него, защищать его будет некому. Даже если я сдамся, то у меня не будет никакой гарантии, что его освободят. На самом деле, я была уверена, что не будет.

Не важно что я сделаю, у меня нет никакого шанса на его спасение.

«Дерьмо…! Что мне делать? Он даже не оказался бы в этом бардаке, если бы я не привела его сюда…»

На мгновение, колебания, сожаления, нетерпение и гнев взяли верх надо мной. Лилим должна была это заметить.

— Я не стану вредить ему… Клянусь именем своей матери и отца. Я только хочу, чтобы он мог видеть тебя. Теперь же, если ты хочешь опробовать меня, я буду твоим противником.

Она бесстрашно усмехнулась и породила массу угольно-черной манны в воздухе. Оно извивалось, сжималось и меняло свою форму до тех пор, пока не превратилась в рапиру, что оказалась в руке лилим. Лезвие было угольно-черным. Рукоять же белая, подобно ее волосам, крыльям и хвосту. Это зловещее оружие, подобно её одежде, было украшено красными глазами.

Затем, продолжая ухмыляясь парить над землей, она поманила меня свободной рукой. Уверенность, с которой она сделала этот жест не имела ничего общего с удерживанием Эля в плену. Можно сказать, что ей было нечего терять.

— Получай, сучка!

Я бросилась прямо на лилим, метя своей верной алебардой прямо в ее сердце. Звук рассекающего воздух наконечника раздался в тихой полутьме. Мгновением позже раздался звук удара металла об металл. Рапира лилим с легкостью отклонила мою алебарду. Я быстро отскочила назад, избегая контратаки, но ее не последовало. Вместо этого, лилим неспешно вернула свою рапиру в исходное положение, насмешливо говоря: «Боже, только посмотрите на его лицо… Должно быть ему довольно тяжело.»

— Заткнись!

Она произнесла это так, будто что-то подразумевала про наши отношения. И это было очень неприятно. Эль был важен для меня, но ничего такого между нами не было.

В этот раз я ударила своей алебардой коротким боковым размахом. В ее позиции у нее нет шансов заблокировать его…!

— Боже, прямо в яблочко…

Лезвие моей алебарды было во мгновении от того, чтобы отрезать крыло лилим, когда она звякнула о полупрозрачный черный барьер, которая возникла между мной и ей.

Лилим все еще спокойной парила в воздухе, невредимая и даже волосы не растрепались. Она сверкнула завораживающей, пугающе красивой улыбкой.

— Ты же это не всерьез…!

Барьер из чистой манны без малейшего заклинания. Эта было возможно лишь благодаря ее гигантскому количеству манны. Она была совершенно на другом уровне. Мой воинский опыт сразу дал мне осознать пропасть между мной и существом передо мной. Честно говоря, у меня не было ни шанса.

Но я все еще буду сражаться. Я не могу проиграть. Поражение будет означать присоединение к этим монстрам, к этим одержимыми инстинктами зверям, к этим… женщинам. Это было единственное, чего я терпеть не могла (страшно представить, как она гоняла девушек-новобранцев на тренировках). Одной только мысли об этом хватило, чтобы вызвать неприятные ощущения в животе. И я должна вернуть Эля обратно. Он в опасности из-за моей ошибки; Я не могла проиграть, не исправив это. Я не могу позволить себе этого.

Я призвала свою отвагу, отступила снова, поправила хватку на алебарде, и зыркнула на лилим.

«Пробить ее барьер в лоб будет трудновато… Может есть какой-то способ обойти его?»

— Что ж, если ты не идешь ко мне… То тогда я пойду к тебе.

Лилим оборвала мои мысли хлопаньем своих крыльев. Она двигалась так легко, будто не считалась с понятием «вес». Лилим изящно скользила по воздуху, но она мгновенно сократила дистанцию. «Она быстрая…!»

Радиус моего удара был больше. Однако вблизи ее рапира имела преимущество. Я пыталась использовать свою сильную сторону (радиус) горизонтальным взмахом на приближающейся лилим.

— Хи-хи-хи… Лилим парила, будто игнорируя инерцию, проскользив над моей алебардой.

«Я облажалась.»

Когда я подумала об этом, чарующая улыбка лилим оказалась прямо передо мной. Дрожь пробежала по моей спине. Затем шквал ударов черной как смоль рапирой.

Когда кто-то делает выпад рапирой, они беспомощны, когда их рука полностью вытянута. В таком случае, я должна уворачиваться от ее атак, провацируя ее к открытию.

Однако когда я попыталась перейти от теории к практике… Максимум, что я могла делать, это чудом избегать ее атак. У меня не было пространства для контратаки. Из-за того что она летает, она обходилась без всяких шагов-выпадов. Это только добавляло опасности.

«Она не просто сильна; она еще и опытна…!»

— Знаешь, ты никогда не победишь, если будешь только обороняться.

Вихрь ударов становился все более жестоким. Я застряла в обороне и неизбежно случиться момент, когда я больше не смогу блокировать ее рапиру алебардой. Если этот натиск продолжиться, то я проиграю. Я знала это, но ничего не могла поделать. Лилим не оставляла ни момента для удара. А мое положение становилось все хуже и хуже.

Это произошло слишком быстро. Только я начала думать над тем, как выйти из этого положения, когда рапира проскользнула мимо моей алебарды и задела мою правую ногу. Но боли не было. Даже раны не было. Вместо это немного силы покинуло мою ноги. Мой центр тяжести сместился лишь чуть-чуть. Это немного ослабило мою стойку. К тому моменту, когда я осознала, что это открытие может оказаться решающим, было слишком поздно.

— Хи-хи-хи… Попалась.

Рапира остановилась на моем правом плече. Подкашивание моего центра тяжести замедлило реакцию моего тела и лезвие вонзилось в мою кожу. Это было глубже, чем предыдущий удар, но все еще никакой боли не было. Однако, потеря сил была гораздо серьезнее.

Потом удар в левую ногу. Я не могла уклониться от него, просто извившись своим телом. Я попыталась изменить траекторию удара своей алебардой, но из-за слабости в плече я была не достаточно быстра.

Рапира сделала выпад и вернулась назад, промазав по центру моей левой ноги. Только это случилось, как вся сила покинула эту конечность. Мои колени подогнулись, а взгляд помутнился.

Рапира вновь направилась ко мне. Я видела все в замедленном действии. Мои мысли были быстры, но я бы не смогла дотянуться алебардой из этой позы, а из-за того, что я была выбита из равновесия, то я не могла увернуться.

Режущий удар рапиры прошелся про моей правой ноге, которую я выставила, чтобы не упасть.

Видимо, заклятие, что лежит на лезвии можно использовать и режущим ударом, а не только колющими. Осознание пришло слишком поздно.

Нога задрожала, как у хромого, будто сухожилия были разорваны. Гравитация опустила меня на колени. У меня не было другого выхода, кроме как использовать алебарду в качестве опоры для верхней части тела.

Рапира добила меня быстрыми уколами по обеим моим рукам. Я никак не могла заблокировать это. Эти уколы были не такими сильными, как по моим ногам, так что я все еще могла держать алебарду, вот только для того, чтобы использовать ее по назначению сил уже не было. Будто я стала слабой женщиной.

«Ты проиграла», — заявила лилим, паря над землей. Она взглянула меня таким лицом, будто победа не была для нее неожиданностью.

— Дерьмо…!

Как бы я не пыталась встать, дрожь моих ног препятствовало этому. Я не могла встать. Даже если я попытаюсь взмахнуть своим оружием, максимум, что я смогу сделать — поднять его.

«Действуй… Действуй…! Я должна бороться…! Если я не буду, Эль и будем…! Так почему…? Почему вы не слушаетесь…?»

Как бы я не боролась, я не могла встать с колен. Я поняла, что проиграла.

— Эль… Мне очень жаль… Из-за меня, ты…

Я взглянула через плечо туда, где Эль был пойман в ловушку магического барьера. Из-за того, что я часто отступала, теперь он был прямо позади меня.

Эль был на расстоянии вытянутой руки. Я видела его через барьер, парализованного, наблюдающим за моим поражением. Даже в такой ситуации он волновался за меня. Это лишь добавило позора и страдания моему поражению.

— Теперь, я сделаю из тебя монстра… сделаю из тебя прекрасную женщину.

И вновь, лилим скользнула ко мне. Она отобрала мою алебарду, оставив меня безоружной. Потом она зашла мне за спину, и подняла меня на ноги, держа меня за подмышки. Сделав это, она повернулась так, чтобы я стояла лицом к Элю.

— Чт…? (орфография сохранена) Пусти… Пусти меня! Я не хочу быть женщиной!

— Я сделаю тебя женщиной, — от этих слов дрожь прошла по всему телу.

— Женщиной.

Воспоминания о моей ненавистной матери вспыли перед моими глазами. Воспоминания о женщине, которая безумно, безжалостно ругала меня. Я не знала почему. Я просто терпела.

Мой отец был волевым человеком. Он должен был бы защищать меня, но он бесприкословно верил этой женщине. Он работал непокладая рук для нее и для меня. И, будто смеясь над его доверием, она била меня руками и ногами, осторожно, чтобы не оставлять следов. Побои усиливались с каждым днем, а мой отец не замечал этого.

Перед ним она была хорошей женой. Будучи ребенком, я шла на поводу у своих страхов. Я не могла обратиться за помощью. Перед моим отцом я вела себя как обычно, как она и говорила мне. Я обижалась на моего отца за то, что он не замечал, но также я всегда желала быть с ним. Она не делала мне больно при нем. И когда мой отец улыбался и называл меня «хорошей девочкой», это делало меня счастливой.

Однажды она разошлась больше, чем обычно. Она также перестала давать мне объедки, которые шли на обед. Я страдала от голода, но она била меня меньше, так что это стало облегчением. Безумно смеясь она ранила меня кухонным ножом и повредила мой правый глаз.

«Это прощание с тобой и этим скучным неудачником», — сказала она.

Я увидела моего отца плачущего и извиняющегося. Ее там не было. Мой отец, похудевший от волнений, продолжал извиняться передо мной, пока он не лег на пол.

«Это все ее вина. Делать людям больно, предавать их, вводить их в заблуждение… Я никогда не стану женщиной, как она! Я никогда не стану монстром…!»

Страх быть женщиной, который закоренился во мне, накрыл меня с головой. Я изо всех сил, что у меня остались, пыталась вырваться. Но не смотря на все мои усилия, меня легко сдерживали и вынуждали смотреть на Эля.

— Хи-хи… Мы же позволим ему смотреть? Теперь, давай начнем с… этих твоих великолепных грудей.

Грязеподобный сгусток маны появился подо мной. Щупальца потянулись от него, чтобы связать мои руки за спиной. Это было отвратительно — теплая и скользкая. Страх пронесся по мне. Я ворочилась, но никак не могла сопротивляться.

Тогда лилим коснулась моего нагрудника. Ее руки быстро сняли его, обнажая символ «женщины», который я пыталась скрывать. Как бы я не пыталась, эти бессмысленные, огромные, броские штуки, которые заставили меня столкнуться с тем фактом, что я женщина, они все еще были там.

Что еще хуже — Эль был прямо передо мной. Его лицо — и его взгляд — были направлены прямо на мою грудь. Затем он отвел взгляд. На момент позже. Это могло быть всего мгновением, но Эль видел мою грудь. Мой стыд, мой гнев на лилим и мой страх от того, что произошло, вырвался из меня беззвучным криком.

Лилим решила добить меня.

«Ты не должен отводить взгляд. Смотри», — приказала она Элю. Магия наполняла ее голос. Эль удивился, когда его глаза сами собой уставились на мою грудь. На этот раз он не отвел их в сторону, даже на мгновение.

— Не смотри! Не смотри…!

Его пронзительный взгляд сверлил мою грудь. Я не могла избавиться от стыда, но сам этот факт говорил о том, что я женщина. Я не хотела признавать это. Я попыталась сбежать отворачивая свое лицо от Эля и крича. Этого было недостаточно.

— Боже… Что ты говоришь? Разве ты не понимаешь, что твой любимый смотрит на тебя?

Лилим провела пальцами сверху вниз по моей груди. Ее прикосновения начали разжигать во мне слабое, дразнящее тепло в моей груди.

— Т-ты вре~!

Стоило ее пальцам ущипнуть мои соски, как что-то приятное укололо внизу спины. Это было совершенно незнакомое мне ощущение — я никогда не мастурбировала ранее. Тем не менее я сразу осознала, что это было удовольствие. Удивление, страх странного удовольствия одолевали меня, вкупе с отвращением. Тем не менее, я не могла сдержать свое тяжелое дыхание. Это звучало почти как если бы я этим наслаждалась.

Глава 2 Часть вторая

К тому времени, когда ее пальцы оставили мои соски, они уже затвердели.

« Я не думала об Эле в этом плане…! Я не могла испытывать любовь к нему, или что-то подобное…»

Я мысленно отрицала слова лилим. Чувства к мужчине, несомненно, сделали бы меня женщиной.

— Я не вру — возразила лилим. — Ты повернулась ко мне спиной, чтобы убедиться, что с ним все в порядке. Ты открывалась столько раз, что если бы я хотела, то закончила бы все в одно мгновение, если бы захотела… Может ли такой воин, как ты, так отвлекаться на того, кто тебя совершенно не волнует? И похоже, ты так и не смогла отказаться от него… Хи-хи.

Когда она заговорила, та сжала мои соски между своими пальцами и двигала ими вверх-вниз. Каждое ее движение посылало электрический разряд удовольствия через меня, проходящий по мне, заставляя мое тело дергаться и вздрагивать против моей воли. В то же время, я потеряла столько сил, что не смогла бы двигаться по своей воле, даже если бы захотела. Я стиснула зубы и попыталась молчать, но вздохи то и дело вырывались. Внутри меня скапливался жар, и моя кожа начала краснеть. Я чувствовала, как мои соски становились еще тверже, будто само мое тело искало наслаждения. Я не хотела признавать этого. Я не хотела признавать, что мне это нравится. Как женщине.

Но у меня не было выбора. Это был факт. И этот факт вызывал ненависть и страх перед женственностью, которая укоренилась в моем сердце и заставляло ее расти.

И слов лилим потрясли меня. Правда, что место Эля в моем сердце никто не мог заменить. Но это не значит, что эти чувства к нему были женскими. Я заботилась о нем, как о подчиненном, ученике, друге. Конечно я боялась его потерять. Большую часть времени я отнекивалась от самой этой идеи. Но часть меня, всего на мгновение, отвечала «может быть»… и отчаянно пыталась избавиться от нее.

—  Кроме того… Даже если бы ты пришла одна, ты бы сошла с пути, чтобы привести его сюда…

Массируя мою грудь, она медленно, но верно и основательно, натирала мою грудь. Каждый раз, когда ее указательный и средние пальцы тонули в моей груди, они касались моих сосков, которые были зажаты между ними, и заставляли мое тело вздрагивать от удовольствия.

И, по мере того, как она массировала мои груди, меня охватывало жаркое, липкое удовольствие, отличающиеся от того, что чувствовали мои соски. Эти два вида удовольствия накладывались друг на друга, чем усиливали себя, и поскольку оно постоянно нарастало в моем теле, то все больше распаляло его.

Вздохи, которые я пробовала, безрезультатно, подавить, постепенно обращались в крики. Крики, что неловко звучали, подобно стонам удовольствия, что я слышала от монстров по дороге сюда. Женский крик.

Раньше я никогда не издавала таких звуков. Это ощущалось, как нечто неприятное. Это пугало меня. Я хотела прикрыть свои уши, но не могла.

Правда, что приводить сюда Эля было ошибкой, которые я обычно не совершаю. В то время, все причины взять его с собой сами приходили мне на ум. Причин оставлять его не было. Я должна была осознавать это.

Но это было простым совпадением. Я сказала себе, что лилим пытается меня ошарашить, и ее слова всего лишь случайно угодили в точку.

— По твоему лицу видно, что ты все еще хочешь отрицать это… Боже, ты такая упрямая.

Лилим убрала одну руку с моей груди и повернула мою голову так, чтобы мы были лицом к лицу с ней. Я была вынужденна встретиться с ее пристальным взглядом. Ее алые глаза улыбались. Эта женщина, моя мать, никогда не смотрела на меня так ласково.

Слова лилим будто бы пытались наставлять меня. Однако, ее другая рука все еще оскверняла мою грудь.

Удовольствие неуклонно скапливались в моем теле. Мои стоны становились все громче, Я не могла сдержать их.

Тогда лилим снова заставила меня посмотреть прямо.

— Смотри… Видишь? Он хочет тебя…

Я увидела Эля, его лицо покраснело, он жадно уставился на меня. Его грудь беспокойно вздымалась, свидетельствуя о том, что он тяжело дышит. Когда я посмотрела ниже, то увидела большую выпуклость на его не бронированной промежности. Он выглядел одновременно напряженным и извиняющимся.

Когда я снова посмотрела в его лицо, наши взгляды встретились. Его взгляд говорил о том, что он сожалел, но пламя похоти уже полыхало в его глазах.

Он не потерял рассудок. Он отчаянно пытался подавить свое влечение. Несмотря на это, похоть доходила до меня через его взгляд…

Эль был моей эмоциональной опорой, а теперь он жаждал меня. Он видел во мне женщину.

Я отвернулась, слишком поздно, но я не могу выбросить его взгляд из головы. Я пыталась его забыть. Пыталась сосредоточиться на чем-то другом. Но ничего не выходило.

Мне казалось, что кто-то, кому я так доверяла, предал меня. Казалось, что мир рухнул. Я была в отчаянии.

— Ах… А-ах…!

Не смотря на это, против моей воли, удовольствие, которое лилим давало мне, продолжало расти, усиливаться и разрастаться.

— О… Ты собираешься кончить, не так ли? Он смотрит. Хи-хи-хи…

Затем меня внезапно прорвало. Что-то приближалось.

— О-ох, иии! А-а-а-а-ах?!

Прежде чем я осознала это, поток удовольствия начал разливаться через все мое тело. Он омыл мой разум, похороненный под страхом и отвращением, и отправил его далеко-далеко. Мои конечности дергались сами собой. Не зная что происходит с моим телом, я пронзительно вскрикнула.

— Разве это не приятно? Очаровательно, не правда ли? Он выглядит так, будто тоже хочет оправиться туда… Мы должны позволить ему увидеть больше, не так ли?

Наслаждение прошло, и я наконец-то поняла, что только что кончила. Его отблески вызывали чувство, будто я плыву. Мой разум был пуст. Удовольствия, которое скопилось в моем теле постепенно исчезло, подобно приливу. С другой стороны, жар только усиливался.

Тогда, рука лилим сползла с моей груди. Она расстегнула мои шорты и нырнула внутрь.

— Ах… Стой…

Мое тело безвольно повисло после того, как я кончила. Я никак не могла сопротивляться. Тихая просьба остановиться — единственное, что я могла сделать. Я знала, что это звучало как мольба, но другого выбора у меня не было.

— Твои трусики намокли… Вот так, дай-ка я их сниму.

Лилим не проявила милосердия. Ее рука ухватилась за мое нижнее белье, пока она шептала мне на ухо то, что я не хотела признавать.

Я закрыла глаза. Смотреть было невыносимо. Но я все еще могла ощущать ее медленное, дразнящее движение, раздевающее меня.

— О, он только что сглотнул, — шептала мне на ухо лилим, так близко, что я чувствовала ее дыхание — Он выглядит таким возбужденным.

Ее слова было трудно принять. Возбужденный из-за меня Эль заставил меня признать свою женственность. Но даже если бы я раскрыла свои глаза и захотела убедиться, что лилим лжет, я не могла не представить картину, что она описала. Мое воображение рисовало его лицо, его дыхание и пламя в его глазах столь же живо и реалистично, будто бы я в самом деле видела это.

А потом, когда она спустила трусики до колен, пальцы лилим поползли к моему паху.

— А-а-х…

Она гладила меня так, как я никогда не делала. Ее пальцы были скользкими и влажными. После оргазма мое тело было настолько чувствительным, что этого хватило, чтобы выдавить из него слабые стоны. Мое тело — женское тело — принимала наслаждение, вопреки моему разуму.

— Его тяжелое дыхание. И то, как он смотрит на тебя…

От слов лилим у меня появилось ощуение, будто Эль действительно пялился на меня.

«Нет, она лжет… Наверняка лжет! Эль никогда бы не…!»

Я не верила этому. Но даже так, я не могла избавиться от этого ощущения.

Что еще хуже, лилим начала играться с моим клитором.

— Ах… Мммм… А-ах… А-а-а…

Я знала, что это приятно, но никогда не трогала его сама. Лилим, играющая с самой чувствительной моей частью, пока я еще не полностью отошла от оргазма, намного превзошло все то, что я себя представляла. Это было неописуемо.

В мгновение ока меня застал еще один небольшой оргазм. Потом другой. И еще.

У меня не осталось сил двигаться, но мое тело все еще реагировало на удовольствие. Каждый оргазм сопровождался небольшим, дрожащим рывком.

«Хи-хи… Он ждет, понимаешь…? Ждет, когда ты станешь очаровательной женщиной, прекрасной матерью…», — слегка прошептала лилим, пока кончик ее хвоста терся об один из моих сосков. Одна из ее рук была на другой моей груди, а другая продолжала играться с моим клитором. Ее рука была столь напористой, что ничто, что она делала до этого, не шло ни в какое сравнение.

— А-ах, ахн… Ах, а-ах… А-а-а…

Оргазм за оргазмом. Разлетались искры удовольствия. Мое тело горело. Оно жадно трепетало, упиваясь получаемым удовольствием, и все равно жаждя большего.

Мое тело теперь совершенно обессилило. Я могла лишь стонать. И образ Эля все еще всплывал в моем разуме.

Даже Эль, моя эмоциональная опора, смотрел на меня, как на женщину. Даже он смотрел на меня с вожделением. Меня даже не обратили в монстра, а я уже вынужденна признать свою женственность.

И мана втекала в меня через пальцы лилим и ее хвост. Я знала, что должна была сопротивляться, но силы воли у меня не осталось. Я чувствовала, как мана растекается по мне, превращая в монстра.

«Почему…? Почему я должна быть… женщиной…? В конце концов… не важно, что я делаю… я все еще остаюсь такой, как они…! Почему…? Почему…?»

Я думала, что смогу отринуть свою женственность. Вот почему я выбрала путь битвы. Я могу продолжать двигаться дальше, отчаянно бороться, но я никогда не смогу изменить того, что я женщина. Даже тот, кому я так доверяла, теперь служил доказательством этого.

Не в силах признать, что я женщина, я отрицала свою сущность. Казалось, будто весь мир содрогнулся. Сильное отвращение напало на меня, но удовольствие насильно замещало его. Я бы наверное вырвала, но мне бы все равно не позволили сделать это. Я была беспомощна.

Мое сердце тонуло, впитывая черное отчаяние. Мой разум отдалился, оскверненный маной. Когда я очнусь, даже мой разум станет как у монстра — как у подлой женщины.

«Нет… Я не хочу быть как она… Нет! Нет! Нет…!», — мысленно рыдала я. Я все еще пыталась убежать от факта своей женственности, но рано или поздно это до меня все равно бы дошло.

Затем, в разгар моего отчаяния, мана поглотила меня. Мое сознание выключилось и растворилось во тьме.

_________________________________________

— Нгх

Мое сознание быстро пробудилось. Никогда еще пробуждение не было таким приятным. Было светло и свежо.

Я открыла глаза и подняла верхнюю часть тела.

Слабоватый красный свет освещал окружение. На небе была красная луна, проглядывающая сквозь облака. Первым делом он обратил мое внимание на глянцево-черное тело огромной змеи. Ее брюхо было насыщенно красного цвета. Это была нижняя часть моего тела.

Человеческий живот, который продолжался из него, был голубоватого оттенка, несвойственного человеческой коже. Он также имел на себе змеиные чешуйки.

Часть моих волос заканчивалась змеями, цвета моего змеиного брюха.

Когда я увидела все это, то с ясной головой осознала, что меня обратили в монстра, причем этот факт я приняла без труда. Конечно я была удивлена, но более того… мое сердце переполнял восторг. Я будто переродилась.

Страх быть женщиной, который был вбит в меня, бесследно исчез. Теперь я была монстром, я поняла, что та женщина — моя мать — только делали больно мне и моему отцу, потому что человеческие женщины слабы, как телом, так и духом. Но теперь я другая.

— Мерсе…

Я все еще не до конца овладела своим телом, когда до меня донесся знакомый мужской голос. Это был Эль.

Я повернулась туда, откуда исходил голос Эля. Я увидела, как он смотрел на меня с взглядом, в котором было и замешательство, и раскаяние, и возбуждение. В его руке было копье.

Перед тем, как я стала монстром, он оказался пойман в магический круг. Но теперь, ничто не отделяло меня от Эля. Когда я осмотрелась, я поняла, что Друэлла, лилим, которая милостиво обратила меня в монстра, тоже исчезла.

— Ах… Эль…

Просто увидав его, я почувствовала, как что-то глубоко во мне потеплело, и принесло сладкую боль в мои чресла — в мою матку. Теперь, когда я была монстром, я смогла осознать и принять это: я любила Эля. Даже будучи человеком, я так любила его, что не могла этого вынести.

Поэтому мое тело так разгорячилось тогда, когда после пьянки он ночью понес меня на себе. Поэтому мое сердце так билось, когда я прижималась к нему во время тренировки, пытаясь заострить его внимание на чем-то. Истина была в том, что я будучи женщиной, моя матка жаждала Эля.

Естественно, всплеск радости и моя безудержная любовь вошли в мой голос, когда я произнесла его имя.

«… Итак, ты действительно… монстр…», -пробормотал Эль, наблюдая за выражением моего лица. Он казался обиженным.

Он крепко сжимал копье, но его руки дрожали. Его глаза говорили о том, что он был полон противоречий. Он раздирался между учением Ордена и его желанием не сражаться со мной и не причинять мне боль.

Собственно говоря, как только я стала монстром, он должен был прикончить меня, пока я спала. Но он, должно быть ждал, пока я не проснусь… и он не наставил на меня свое оружие, пока не убедился, что я стала монстром не только телом, но и разумом. Как всегда, он был мягок. Но это было всего лишь очередной вещью, что мне так нравилось в нем.

— Эль… Ты делаешь такое суровое лицо… О, но на самом деле ты хочешь меня, правда ведь?

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики